Патенты на программы в Европе

[Введение | Обзор | Текущее положение | Подробности]

Что такое патент?

Концепция патентов восходит к средневековым монархам, которые выдавали свидетельства о правах и привилегиях в виде открытых писем (лат. «litterae patentes») с печатью монарха. Такие патенты обыкновенно выдавались, например, на изготовление стекла, с условием, чтобы этому мастерству обучали других.

Позднее демократические государства заняли место монархий, но основная идея осталась той же: ограниченная монополия выдавалась на определенное изобретение или процесс в обмен на обнародование этого изобретения или процесса. Таким образом, другие могли учиться на этом и делать новые изобретения или разрабатывать новые процессы.

Основополагающая идея патентов, которая оправдывает их существование, состоит в том, что патенты — это монополии, которые общество выдает, преследуя свои интересы.

Что такое патенты на программы?

Программа сама по себе — это реализация логики. Следовательно, патенты на программы — это монополии, установленные на реализованную логику. Важно понимать, что это монополии не на саму реализацию, которая подчинена авторскому праву, а на логические принципы реализации.

Таким образом, патенты на программы утверждают монополию на конкретные методы вычислений, что передает законы математики, правила логики и процессы предпринимательства в собственность компаний, по существу лишая общества произрастающего в нем знания.

Это может приводить к ошеломительным результатам. И не только потому, что любая программа буквально сплетает вместе тысячи идей, которые могут быть запатентованы: в то время, как патенты в других отраслях, как правило, не выходят далеко за пределы отрасли, для которой они выданы, патенты на программы затрагивают равным образом все сферы применения программ.

Поскольку программы сами по себе становятся все более решающим фактором, действие патентов на программы заходит невероятно далеко и охватывает в большей или меньшей степени все общественные и экономические сферы.

Патенты на программы сказываются как на электронной промышленности, так и на страховых компаниях. Они наносят вред как информационным компаниям, подобным IBM, так и научно-исследовательским институтам, подобным Фраунгоферскому. Они вредны даже для здоровья.

Недаром в Европейском соглашении о патентах, опубликованном в 1973 году, явно указывается, что область программ для компьютеров исключается из патентоспособности.

Патенты на программы вредны для прогресса, экономики и общества, поэтому оправдания им нет.

Почему для кого-то они могут быть желательны?

В Соединенных Штатах патенты на программы показали себя удобным орудием защиты от конкуренции для крупных компаний:

«Если бы люди понимали, как получить патент, когда появлялось большинство современных идей, и получили патенты, то сейчас в промышленности был бы глубочайший застой. [...] В будущем для вступления в отрасль без собственных патентов придется платить ровно столько, сколько потребуют гиганты. Вероятно, эта цена будет высокой: действующие компании заинтересованы в исключении будущих конкурентов».

Уильям Г. Гейтс
Внутренний меморандум Майкрософт (1991)
[Фред Варшофски, Патентные войны (1994)]

Нужно понимать, что, хотя за патенты на программы платят все компании, крупные и мелкие, но крупные могут приобрести немного больше, поскольку кошельки у них толще. Кроме того, они считают, что избавление от конкуренции стоит этих денег.

Заплатив за вступление в общество, они, очевидно, желают окупить свои вложения, и поэтому, в частности, именно Business Software Alliance (BSA), лоббирующая организация огромных американских компаний без европейского участия, настойчиво проводит предложение о принятии патентов на программы в Европе.

Европа как регион до сих пор выигрывает у Соединенных Штатов в сфере информационной промышленности, поскольку она свободна от бремени патентов на программы, которое взвалили на себя Соединенные Штаты.

Небольшие и средние компании по разработке программ сделали Европу главным действующим лицом прогресса, в то время как в США передовые разработки ограничены немногими монополистами.

Европейское патентное бюро (EPO)

Другая группа, которой выгодны патенты на программы — патентные юристы, потому что они нужны, когда на патент подается заявка, когда патент выдается или разбирается в суде. С их точки зрения патенты на программы представляют собой область почти неограниченной патентуемости без необходимости разработок или исследований.

Одно из мест, где находятся патентные юристы,— это, конечно, Европейское патентное бюро (EPO), которое подготовило почву для введения патентов на программы, выдав примерно 30 тысяч патентов на программы — явно превышая свои полномочия и пренебрегая Европейским соглашением о патентах 1973 года.

Поскольку патентные юристы находятся также во многих министерствах по всей Европе и они не желают ставить палки в колеса EPO, несколько европейских политиков в настоящее время пытаются узаконить эти патенты, объявив их «изобретениями, реализованными с помощью компьютеров».

Вот почему обсуждаемая директива называется директивой по «патентоспособности изобретений, реализованных с помощью компьютеров».