empowering users
to control technology
[ PDF; 92 Кбайт ]

Свободное программное обеспечение

(«Free Software», «Libre Software», «Open Source»)

Во время третьего заседания Подготовительного комитета неоднократно возникала потребность в документе, содержащем справочную информацию о свободном программном обеспечении и его значении для Всемирных встреч на высшем уровне по вопросам информационного общества. Настоящий документ призван предоставить необходимую информацию.

Свободный» в сочетании «свободное программное обеспечение» означает свободу, а не стоимость. В этом значении оно употреблялось с восьмидесятых годов. Первое полное документальное определение понятия «свободное программное обеспечение» появилось в  бюллетене GNU (том 1, № 1) в феврале 1986 года. А именно, свободные программы определяются четырьмя свободами:

Эти свободы следует рассматривать как права, а не обязанности, хотя уважение свобод других людей может иногда налагать обязанности на конкретного человека. Любое лицо может решить отказаться от их осуществления, но может также решить и воспользоваться ими всеми. В частности, следует понимать, что свободные программы не исключают коммерческого применения. Если программа не допускает коммерческого применения и коммерческого распространения, то она не свободна. И действительно, все большее число компаний основывают схему своей деятельности, полностью или по меньше мере частично, на свободных программах, в том числе некоторые крупнейшие поставщики несвободных программ. Свободные программы делают законным предоставление помощи и поддержки; они не обязывают к этому.

Терминология

Английский, кажется, единственный язык, в котором есть настолько сильная неоднозначность между свободой и стоимостью. При переводе на другие языки термин «free software» превращается в «logiciels libre» во французском, «software libre» в испанском, «software libero» в итальянском, «fri software» в датском; то есть, слово «free» везде заменяется словом, подразумевающим свободу, а не стоимость.

Открытый исходный текст

3 февраля 1998 года, вскоре после объявления компанией Netscape о выпуске своего браузера в качестве свободной программы, в городе Пало-Альто в Кремниевой долине состоялась встреча, на которой было предложено начать рыночную кампанию в поддержку свободного программного обеспечения с помощью термина «open source» (открытый исходный текст). Цель кампании заключалась в ускорении коммерциализации свободных программ и принятии их компаниями и источниками капитала в новой отрасли экономики, переживающей стремительный рост. В качестве средства к достижению этой цели они приняли сознательное решение отложить в сторону все вопросы, связанные со свободными программами, предполагающие долгосрочное решение (такие, как философия, этика и социальные последствия), поскольку они ощущали, что постановка этих задач создает препятствия на пути скорейшего внедрения в экономике. Они предложили сосредоточиться исключительно на технических достоинствах1.

Несмотря на то, что часто люди из лучших побуждений используют термин «открытый исходный текст» для обозначения того, что выражается словами «свободные программы», этот термин — первоначально определенный так, что он обозначал то же, что и «свободная программа», в терминах лицензий и реализации — со временем приобрел более широкое употребление. В настоящее время он регулярно используется для обозначения всего, что находится между свободным программным обеспечением и в высшей степени несвободной «Государственной программой безопасности» корпорации «Майкрософт»2.

Libre Software

Когда Европейская комиссия стала на постоянной основе работать со свободным программным обеспечением, чиновники попытались найти альтернативу двойственному значению слова «свободный» (в английском языке слово «free» может означать как «свободный», так и «бесплатный» — прим. перев.) и подобным неверным толкованиям термина «открытый исходный текст». В результате был принят термин, который всплывал время от времени с 1992 года: «libre software». Этот термин показал себя стойким к расширительному толкованию и до сих пор применяется идентично термину «свободная программа». Таким образом, этот термин может представлять решение проблемы неверного понимания англоязычной аудиторией для тех, кто этого опасается.

Развитие

Свободное программное обеспечение нужно рассматривать как концепцию, охватывающую всех членов устойчиво развивающегося информационного общества, общества знаний.

Господство несвободного программного обеспечения обходится нам очень дорого, поскольку в самой парадигме таких программ заложена сильная тенденция к монополизации рынка3, а ведь программное обеспечение важно для всех сфер экономики. Скандинавские страны уже страдают от этого, а другим предоставлен выбор: или оставаться ни с чем, или страдать вместе со всеми. Именно поэтому устранение с рынка корпорации «Майкрософт» без изменения парадигмы не приведет к сколько-нибудь значительному улучшению ситуации. Концепция свободной программы, напротив, способствует развитию конкуренции, при этом не исключая взаимодействия между правительствами, компаниями и людьми. Эти возможности в равной степени доступны всем нациям.

При использовании несвободных программ национальные меньшинства попадают в полную зависимость от транснациональных корпораций во всем, что касается поддержки их языка и культуры в программных продуктах. В свою очередь, свободные программы дают им возможность вносить те изменения, которые они сочтут нужными. Таким образом, свободные программы закладывают основу для устойчивого развития местного производства и разработки аппаратного и программного обеспечения, независимого от монополий и транснациональных корпораций. Конечно, никто не запрещает сотрудничать с крупными компаниями, такое взаимодействие может быть даже полезным. Однако в случае несвободных программ за такое сотрудничество приходится платить зависимостью, а со свободными программами приходит независимость.

Равенство

Объемы разработки и использования программного обеспечения растут год от года по всему миру. От доступа к программному обеспечению все больше зависит доступный уровень образования, общения, работы и даже участия в социальных сетях. Сюда входит и создание общественных движений, воспитание в членах общества активной гражданской позиции, а также обеспечение прозрачности демократических процедур, деятельности правительственных институтов и учреждений здравоохранения.

Особенно глубоко программное обеспечение проникло в жизнь Скандинавии. И если выбрать правильную стратегию развития, то же самое когда-нибудь будет и в других странах. Таким образом, программное обеспечение нужно рассматривать как инструмент культуры, а иногда даже как одно из культурных благ.

В таком случае возникает вопрос: кто должен управлять ведущими инструментами культуры? В случае несвободных программ владельцами инструментов являются транснациональные корпорации4. В случае свободных программ эти инструменты становятся в равной степени доступными всем народам.

Права человека

Для всех, у кого есть доступ к Интернету — а мы надеемся, что когда-нибудь он будет у всех людей — права человека на участие в культуре, свобода слова и свобода убеждений во многом зависят от степени контроля над программами, которое они используют, также как свобода объединений и свобода передвижения. Программное обеспечение формирует условия жизни. В отличие от несвободных программ, свободные программы дают каждому человеку полный контроль над личным информационным пространством. И пусть одного только этого недостаточно, чтобы гарантировать неприкосновенность частной жизни и безопасность, это необходимое условие их обеспечения.

«Нет» технократии, «да» демократии

Законодательные процедуры должны быть прозрачными, над законодательством должны работать демократически избранные представители народа. Даже при выполнении этих условий права, которые нельзя осуществить, остаются только на бумаге, то есть официальное предоставление прав еще не значит, что у людей будет возможность их осуществить.

Сложность современных систем сама по себе затрудняет задачу по поддержанию демократии в области цифровых данных, а непрозрачность несвободных программ делает эту задачу и вовсе невозможной. Набор прав, доступных пользователю, если только это не пользователь свободных программ, полностью зависит от решения производителя — решения, которое в наши дни зачастую ставят выше демократических законодательных процедур.

В качестве примеров можно привести «Европейскую директиву по авторскому праву» (EUCD) и «Закон об авторском праве цифрового тысячелетия» (DMCA). Оба закона приняты на основе «Договора ВОИС по авторскому праву» (от декабря 1996 года). В то время как DMCA уже получил дурную славу инструмента цензуры сайтов, критикующих сайентологию5, германская версия EUCD без особой шумихи сводит на нет право на свободное использование. Несмотря на то, что в законах прописано право покупателей скопировать компакт-диск для прослушивания в машине или даже передать копию другу, смельчаки, которые рискнут проделать это с так называемыми «защищенными от копирования» дисками в форматах CD и DVD, могут быть наказаны. И если вы думаете, что на этом все и заканчивается, ознакомьтесь с документом Фонда электронных рубежей на тему так называемых «Доверенных вычислений».

Несвободное программное обеспечение фактически передает область, которой раньше управляли демократически избранные представители народа, в руки корпораций, тем самым способствуя утверждению технократии6.

Заключение

Вся наша работа по защите и содействию правам человека, равенства полов, прав неимущих, свободы прессы, конфиденциальности и безопасности, цифровой солидарности и другим злободневным проблемам окажется под угрозой полного провала, если в основу информационной эпохи будет положено несвободное программное обеспечение.

Одних свободных программ, безусловно, недостаточно, чтобы решить все проблемы, но оно необходимо для того, чтобы люди могли осуществлять права, за которые мы боремся в информационных обществах.

Примечания

  1. Более подробно см.  http://web.archive.org/web/20021217003716/http://www.opensource.org/advocacy/faq.html: В чем разница между «открытым исходным текстом» и «свободными программами»? Инициативная группа по открытому исходному тексту — это программа маркетинга свободного программного обеспечения. Это поддержка свободных программ на строго прагматичных основаниях без примеси идеологии. Выигрышные качества свободного программного обеспечения не изменились, проигрышное отношение к предмету и символика отпали.
  2. В рамках этой программы правительства и межправительственные организации платят внушительные суммы за весьма поверхностный доступ к исходному тексту операционной системы Windows на специальном оборудовании корпорации «Майкрософт». Быть может, это и повышает «ощущение безопасности», но по сути это бесполезно, поскольку неизвестно, насколько данные, которые предоставляет «Майкрософт», соответствуют программам, которые установлены на компьютерах пользователей. И, конечно, о свободе здесь и речи не идет.
  3. Подробное объяснение этих механизмов может быть предоставлено по запросу.
  4. Примечание: это не должно восприниматься как благо для скандинавских стран. Это не благо.
  5. К сведению: см.  http://www-camlaw.rutgers.edu/publications/law-religion/scientology.htm (больше не доступно).
  6. Технократия: Власть технических специалистов или управление обществом, основанное на решениях технических специалистов.